агробизнес и продовольствие
события и новости агробизнеса и рынка продовольствия
+7 (495) 720-1652
+7 (909) 995-9523

Рынок продовольствия     Зерно и хлеб     Овощи и фрукты     Мясо и рыба     Молочные продукты     Растительное масло     Соки напитки     Производители     Статьи архив


Продовольствие стран Азии и Африки

Российские фермеры готовы накормить азиатский мир

      До недавнего времени успехи России на экспортном поле неизменно ассоциировались исключительно с нефтью и газом, а также с военной техникой.
      Однако сельское хозяйство доказало, что тоже может приносить неплохой доход стране.
      Еще в 2015 году экспорт АПК в деньгах превысил экспорт военной продукции, что для России стало настоящей сенсацией. Каковы дальнейшие перспективы отрасли?


      Экспорт сельхозпродукции продолжает расти. В прошлом году он составил в денежном выражении 20,7 млрд долларов, а в этом ожидается рост до 25–26 млрд, то есть еще на 20%.
      Если прогноз сбудется, то АПК побьет очередной рекорд.
      Конечно, добиваться успеха помогает благоприятная экспортная конъюнктура на рынке зерновых и масличных. Плюс традиционно растет экспорт рыбы и рыбной продукции.
      По данным Руспродсоюза, именно на эти товары приходится более 75% всего объема экспорта: на зерно – около 40%, на подсолнечное масло – 18% и оставшиеся 17% – на рыбу.
      выставка золотая осень
     Россия уверенно движется к поставленной президентом в майском указе цели – удвоить экспорт продукции АПК к 2024 году до 45 млрд долларов.

      Конечно, важную роль играет зерновая отрасль России, которая, по словам гендиректора Международной зерновой компании Николая Демьянова, за последние 10 лет уже два раза удваивала объемы экспорта.
      Это обстоятельство вызвало явную зависть и неудовольствие со стороны США.
      Даже в этом году, несмотря на некоторое естественное снижение урожайности, ожидается, что Россия продаст за границу 40 млн тонн зерна, в том числе пшеницы – 35 млн тонн.

      И потенциал роста здесь еще имеется. Согласно новому нацпроекту «Экспорт АПК», выручка от продажи зерна за границу к 2024 году должна вырасти в полтора раза – до 11,4 млрд долларов против 7,5 млрд в 2017-м.
      Через шесть лет Россия будет продавать за рубеж почти 55 млн тонн зерна.
      В основном покупать его будут страны Африки, Юго-Восточной Азии, Персидского залива и Китай. По рыбе и морепродуктам предполагается рост экспорта почти в два раза – до 8,5 млрд долларов.

      И все же куда более значительных темпов роста экспорта ждут от мясной, молочной и масложировой отраслей.
      Именно им Минсельхоз отводит главную роль при завоевании новых зарубежных рынков.
      Экспорт мясной и молочной продукции к 2024 году должен увеличиться почти в четыре с половиной раза – до 2,8 млрд долларов против 633 млн в 2017 году.

      Вывоз продукции масложировой отрасли, в первую очередь подсолнечного масла, должен вырасти почти в три раза – до 8,5 млрд долларов. Это вполне реально, если будут существенно увеличены посевные площади.
      В проекте заложено удвоение сбора урожая в два раза – с 16,5 млн тонн до 35 млн тонн к 2024 году. «В этом году урожай подсолнечника может стать рекордным, под него отведено 8 млн гектаров посевов, но объем выращенных маслосемян все равно недостаточен для полной загрузки маслоэкстракционных заводов.

      Обеспеченность сырьем в этой отрасли у нас не успевает за расширением перерабатывающих мощностей», – говорит исполнительный директор Ассоциации «Руспродсоюз» Дмитрий Востриков.
      К тому же, необходимо увеличивать степень переработки, что обеспечит получение большей валютной выручки и прибыли в этом секторе пищевой промышленности.

      «Мы экспортируем в основном масло наливом, а не бутилированное. Это позволяет другим странам, а не нам, получать добавленную стоимость», – поясняет Востриков.
      Для животноводства развитие экспорта – это вообще вопрос дальнейшего развития.
      «По мясу мы практически подошли к точке самообеспечения, теперь надо расти за счет выхода на экспортные рынки», – говорит гендиректор Национального союза свиноводов Юрий Ковалев.

      Чтобы достичь поставленных целей по мясу, нужно решить вопрос с ветеринарными ограничениями и другими торговыми барьерами, снизить издержки производства и, как следствие, предложить более конкурентную цену, говорит Востриков.
      Предложение мяса птицы в последние годы выросло, а экспортные рынки открыть не удалось, что в итоге привело к перепроизводству в 2017 году и падению цен на внутреннем рынке.
      В итоге производство мяса птицы в этом году снизится, констатирует Востриков.

      «Если в 2012 году мы продавали на экспорт лишь 30 тыс. тонн, то по итогам 2017 года уже порядка 250 тыс. тонн всех видов мяса – прежде всего птицы (163 тыс.) и свинины (74 тыс.).
      В деньгах экспорт мясной продукции оценивается в 500 млн долларов, включая продукцию колбасного производства. Но львиная доля экспорта – это, конечно, сырье», – отмечает Ковалев.
      За последние десять лет – с 2007 по 2017 г. – экспорт всех видов мяса вырос в 10 раз. Причем по итогам прошлого года треть нашего экспорта мяса покупала Украина, четверть – страны ЕАЭС, 22% и 16% пришлось на поставки во Вьетнам и Гонконг.

      Показать рост еще в 4–5 раз за шесть лет, то есть поставить на экспорт мясной продукции примерно 1 млн тонн на сумму в 2–2,5 млрд долларов, – довольно сложная задача.
      «Это дело требует решения новых задач, как перед властью – по открытию новых рынков, так и перед бизнесом – по коммерциализации новых направлений.
      Необходимо работать с новыми рынками, изучать их маркетинг, специфику», – говорит Ковалев.
      Второй вызов – это неблагоприятная эпидемиологическая ситуация, связанная с периодическим появлением вируса АЧС и птичьего гриппа в ряде российских регионов.
      «Это серьезный сдерживающий фактор для экспорта мясной продукции», – говорит Ковалев.

      При прогнозе роста экспорта свинины в четыре раза надо исходить из того, что полностью избавиться от АЧС не получится, равно как и мир не сможет этого сделать. «Это проблема всего мира – вирус проник и в Европу, и даже в Китай в этом году.
      Поэтому мир должен научиться вести торговлю в новых условиях.
      Первое – страны должны признать взаимную регионализацию. Нельзя на основании того, что в одном регионе произошла вспышка АЧС, закрыть всю страну, особенно такую, как наша, где 11 часовых поясов.
      В ЕС, например, вспышки АЧС отмечаются в 10 странах, но Европа полностью не закрыта, потому что признается регионализация», – говорит гендиректор Национального союза свиноводов. Для этого надо добиться международного признания российской внутренней регионализации.

      «Кроме этого, мы добиваемся признания также системы, по которой наши предприятия теперь градуированы по уровню биозащиты.
      Если регион неблагополучен, но предприятие имеет высший уровень биозащиты, например, четвертый, то с него могут осуществляться поставки», – поясняет собеседник.
      «Если эти две главные задачи – открытие новых рынков и эпидемиологические проблемы – будут решены, то потенциал по росту экспорта в 4–5 раз сможем реализовать. Это трудно, но реально», – уверен Ковалев.

      Африка, Ближний Восток и Юго-Восточная Азия – вот главные рынки сбыта для российской птицы и свинины.
      На Юго-Восточную Азию, на самом деле, приходится 60% от всего мирового экспорта мяса свинины, который составляет 6 млн тонн, указывает эксперт.

      В числе главных потребителей, конечно, Китай, с которым активные переговоры на эту тему ведутся вот уже не первый год.
      Однако в рамках ВЭФ, судя по всему, произошел прорыв.
      По крайней мере, после очередных переговоров с таможенным управлением Китая в российском Минсельхозе заявили, что «та работа, которую мы проводили последние три года, начинает давать первые практические результаты».
     Россия начала смотреть на проблему снятия нетарифных ограничений Китая для российской аграрной продукции с оптимизмом.

      В «Русагро» уверены в том, что в будущем компания будет продавать в Китае в два раза больше продукции, чем в России, потому что спрос в Поднебесной значительно выше.
      А вот в случае с мясом, возможно, стоит, не дожидаясь открытия китайского или другого азиатского рынка, начать создавать продукты, прошедшие термическую обработку.
      Причем, изучив местные рецепты, те же китайские, поставлять мясо в переработанном виде, а не в качестве сырья.

      То же касается и молочной продукции. В тот же Китай, который является крупнейшим импортером молочной продукции в мире, мы поставляем в основном мороженое, тогда как возможности для переработанной продукции огромные.
      В 2017 году экспорт молочной продукции из России вырос с 267 до 309 млн долларов.
      Однако нарастить экспорт более чем в три раза возможно только при условии финансовой и нефинансовой государственной поддержки, считают в «Союзмолоке».
     
      Кроме открытия новых рынков и снятия нетарифных ограничений в странах СНГ, молочная отрасль нуждается в господдержке не меньшей, чем получает молочная отрасль в Европе.

      Россия пока не может себя обеспечить по цельному молоку.
      В «Союзмолоке» хотят, чтобы государство поддержало молочное сырье, субсидировало переработку и логистику, а также помогало с маркетингом российской «молочки».
      «Главная сложность заключается в том, что мы экспортируем сырье, которое перерабатывается в других странах и поступает на международный рынок как продукт, произведенный в других государствах.
      Добавленная стоимость остается не в России», – говорит Востриков.

      Конечно, готовую продукцию экспортировать намного сложнее, тем более в азиатские страны, гастрономические пристрастия которых сильно отличаются от российских.
      «Здесь надо работать с вкусовыми предпочтениями покупателей, адаптировать состав продукта и упаковку под требования законодательства в других странах, снимать торговые ограничения и продвигать продукцию, которая может быть совсем неизвестна иностранному покупателю», – говорит Востриков.
      vashmnenie.ru
      29.09.18


Bloomberg: выход российской пшеницы на рынок Алжира станет кошмаром для французского экспорта

      Если Россия сумеет выйти на алжирский рынок, занимающий четвёртое место в мире среди импортёров пшеницы, европейским, а в особенности французским фермерам придётся несладко, пишет Bloomberg.
      На сегодня Франция — главный поставщик пшеницы для Алжира, который делает огромные закупки, чтобы прокормить своё население.


     Однако ходят слухи, что Россия может испортить такую торговую идиллию, сделав алжирцам более выгодное предложение.
     В последнее время две страны занимаются активным развитием двусторонней торговли.

     алжир пшеница Как сообщает Россельхознадзор, скоро пройдёт пробная поставка российской пшеницы, которую раньше Алжир не закупал из-за проблем с качеством.

      «Если Алжир решит открыть двери для российской продовольственной пшеницы, это станет землетрясением для мирового рынка и кошмаром для французского экспорта», — комментирует аналитик Strategie Grains Габриель Омнес.

      Как отмечает ресурс, в последние годы европейские фермеры всё чаще вынуждены уступать свои ключевые рынки России, из-за того что она может предложить покупателям менее дорогостоящую продукцию.
      Экспорт стран ЕС упал на 16%, в то время как, благодаря богатому урожаю, Москва существенно увеличила поставки.

      Выход российской пшеницы на алжирских покупателей ещё сильнее подвинет Европу на глобальном рынке и закрепит позиции России как главного поставщика в Северной Африке.
      Москва уже стала главным поставщиком пшеницы для Египта, который в этом сезоне закупил три четвёртых импортируемой пшеницы у России.
      Источник - alternatio.org
      03/10/18
     


Чем Китай накормит россиян

      Пекин и Москва все крепче дружат против Вашингтона. Теперь — еще и за счет агропрома Китай уже стал крупнейшим потребителем продукции российского агропрома, а через пять лет объемы поставок должны вырасти еще более чем вдвое — почти до $ 10 миллиардов.
      Правда, не только мы собираемся кормить китайцев российским зерном и маслом — в обратную сторону уже идет массовый импорт китайских овощей и фруктов, а в ближайшей перспективе — еще курятины и молока.


      китай сельское хозяйство Наторгуют на $ 200 миллиардов В начале июля Дональд Трамп развязал торговую войну с Китаем, введя 25%-ую пошлину на импорт 818 китайских товаров на общую сумму $ 34 млрд., Пекин был вынужден ответить тем же.

      Китайские власти неоднократно заявляли, что торговый спор должен быть урегулирован только путем переговоров, подчеркивая, что напряженность между двумя странами подпитывается исключительно Вашингтоном.

      Ну а пока, на фоне резкого ухудшения китайско-американских отношений, официальный Пекин ищет способы, чтобы диверсифицировать источники импорта. И первую скрипку тут играет, несомненно, Россия.
      Она уже стала крупнейшим поставщиком сырой нефти в Китай, которой только в прошлом году в Поднебесную было поставлено на общую сумму $ 23,7 млрд.
      После того как Пекин дал понять о возможных сокращениях импорта из США, Россия может попытаться экспортировать в Китай еще больше сырой нефти.

      19 июля Китай получил первую в истории партию российского сжиженного природного газа (СПГ) от «Новатэка», она была доставлена по Северному морскому пути вдоль Арктического побережья.
     Национальное энергетическое управление Китая уже объявило, что China National Petroleum Corp. (CNPC) начнет принимать с Ямала, начиная с 2019 года, не менее 3 миллионов тонн СПГ ежегодно.

      Заместитель директора Дальневосточного института РАН Андрей Островский считает, что в условиях увеличения экспорта нефти и газа из России на китайский рынок объем торговли между двумя странами к 2020 году достигнет планки в $ 200 миллиардов.

      Китай минимизирует издержки

      Перспективным выглядит наше сотрудничество и в сфере сельского хозяйства, которое обсуждается в эти дни на Восточном экономическом форуме (ВЭФ).
      В прошлом году российский экспорт сельскохозяйственной продукции достиг $ 20 миллиардов, что превзошло даже объемы экспортных продаж военно-промышленного комплекса.

      Китай уже стал основным потребителем российской сельскохозяйственной продукции: объем китайско-российской торговли сельскохозяйственной продукцией в 2017 году превысил $ 4 миллиарда, а к 2024 году объемы экспортных поставок продукции АПК в Поднебесную должны вырасти до $ 9,5 миллиарда.

      В настоящее время Россия экспортирует в Китай в основном готовые продукты питания, муку и морепродукты, а в обратном направлении идут овощи и фрукты.
      Но уже в ближайшие годы ситуация может измениться.

      Еще в феврале в Харбине состоялась встреча сопредседателей межправительственной российско-китайской комиссии по сотрудничеству и развитию — вице-премьера Юрия Трутнева и заместителя председателя Госсовета Ван Яна.
      Обсуждали, в том числе, перспективы экспорта молочных коров и импорта молока.
     А спустя полгода, 14 августа, был подписан соответствующий договор.

      Ключевым инвестором проекта (и единственным предприятием, получившим право на таможенное оформление ввоза молочных коров) является китайская компания Zhongding Animal Husbandry.
     В настоящее время она владеет по всему Китаю более 140 пастбищами с 100 тысячами буренок.

      Объемы потребления молока в Китае растут, но для местных производителей главной проблемой остается высокая стоимость разведения коров (за счет дороговизны земли, импорта сырьевых материалов и рабочей силы).
      А вот, согласно расчетам Zhongding Animal Husbandry, стоимость разведения коров за границей окажется на треть ниже, чем в самом Китае.

      Фактически, в России компания Zhongding Animal Husbandry присутствует уже четыре года: в настоящее время у нее есть уже 30 тысяч гектаров пастбищных земель, одна крупная молочно-товарная ферма и даже железнодорожная грузовая станция с логистической платформой.
      Кроме того, Zhongding Animal Husbandry владеет огромным перерабатывающим заводом в зоне свободной торговли Муданьцзян.
      Расстояние от российских пастбищ до китайского перерабатывающего завода составляет менее 200 километров.

      «Дальневосточный гектар» достался Пекину

      Хотя в ДФО нет нехватки земель, из-за холодного климата они не подходят для выращивания, скажем, овощей и фруктов, поэтому почти на две трети Дальний Восток обеспечивается ими за счет Китая.
      Объем импорта так велик, что на пограничных переходах в ДФО уже созданы «зеленые каналы», где время таможенного оформления «фруктовых» грузов не превышает 24 часов.

      Директор инвестиционного департамента Агентства Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта Валерий Дубровский недавно высказал идею: предоставить китайским инвесторам обширные земли для сельскохозяйственных проектов.
      По словам Дубровского, в ДФО, имеется около 8 миллионов гектаров сельскохозяйственных земель (они годятся для молочного животноводства или выращивания сельскохозяйственных культур, таких как соя, пшеница и картофель), однако в настоящее время осваивается только две трети общей площади.

      Кстати, примеры такого сотрудничества уже есть.
      Скажем, в прошлом году китайский агрохолдинг Harbin Dongjin Group арендовал на 49 лет сельскохозяйственные угодья в Хабаровском крае, начав создание трансграничного сельскохозяйственного кластера.

      По словам руководителя компании Чжана Даджуна, срок реализации проекта — пять лет, в течение которых капитальные вложения составят 220 млн. юаней (около 2,2 млрд. рублей).
      Здесь уже построен крупный комплекс на 3,5 тыс. голов КРС, за ним закреплено 69 тысяч гектаров земель, действуют два завода по переработке молока, на которых работают более двухсот российских сотрудников.

      По словам Чжана Даджуна, компания инвестировала еще 170 млн. юаней (около 1,7 млрд. рублей) в создание терминала в порту Хабаровска с годовой пропускной способностью 300 тысяч тонн сельскохозяйственной продукции.

      Агрохолдинги пришли за соей

      Harbin Dongjin Group в Хабаровском крае разводит не только коров, но и выращивает сою. Экспорт в Китай соевых бобов — тоже один из приоритетов у российских аграрных чиновников.

      После начала торговой войны Пекин уже существенно сократил закупки сои у США и резко нарастил объемы российских поставок.
      Пока что выращивание сои сосредоточено в основном в Амурской области и Приморском крае.
      Но в перспективе проекты аналогичные тому, что реализовал Harbin Dongjin Group, могут появиться и по всему ДФО.

      — Резервы увеличения объемов выращивания сои надо искать скорее в повышении урожайности, а не в увеличении посевных площадей.
      Кроме того, России надо попытаться, используя текущую ситуацию, наладить массовый экспорт в Китай не только самой сои, но и высокомаржинальных продуктов из нее.
      Их спектр огромен.

      Особенно, если использовать японские технологии.
      Кстати, в дальневосточных ТОР уже запланированы первые проекты по созданию предприятий для глубокой переработки сои, — рассказывает «Свободной прессе» председатель Экспертного совета Комитета по промышленной политике Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), кандидат экономических наук Моисей Фурщик.
      «СП»: — На ВЭФ было объявлено, что мы будем импортировать молоко и курятину. Если с соей все понятно, но зачем России закупать в Китае продукцию животноводства?!

      — Возможно, тема закупки китайского молока и курицы возникла в качестве «размена» для допуска российской свинины на рынок Китая. Такие проекты вполне можно развивать и у нас на Дальнем Востоке.
     Даже на Камчатке и на Сахалине такие проекты уже находятся в стадии запуска или финальной проработки.
     А в Амурской области, в Приморском и Хабаровском краях условия являются еще более благоприятными.
      И реальные крупные проекты там имеются. Например, в ТОР «Михайловский».

      По мере запуска новых российских предприятий по выпуску молока и курятины, они будут вытеснять китайскую продукцию.
      То есть Китай, скорее всего, сможет только закрыть краткосрочный дефицит, а не захватить наш рынок.
      Автор: Антон Чаблин
      Источник - svpressa.ru
      13.09.18


В Индии ожидается большой урожай.

      Министерство сельского хозяйства Индии заявило, что урожай зерновых в 2017-2018 году ожидается очень хороший.
     Более того, если все будет благополучно с погодой, то он может оказаться рекордным — 284,8 млн тонн, что превысит прошлогодний урожай примерно на 10 млн тонн. Это по данным на начало сентября.


      кукуруза урожай Риса должно быть собрано 112,9 млн тонн, намного больше, чем в предыдущий сезон. Тогда в стране было получено 109,7 млн тонн риса.

      Пшеницы ожидается собрать чуть менее 100 млн тонн, тоже больше по сравнению с прошлым сезоном, когда получили 98,5 млн тонн.
      Фуражного зерна ожидают в пределах почти 47 млн тонн. Рост составит 5,5 млн тонн.

      Кукурузы будет произведено 28,7 млн тонн, а бобовых – 25,2 млн тонн. Рекордный урожай пшеницы в индийском Минсельхозе объясняют нежаркой погодой (видимо, по индийским меркам) в критически важный период созревания, особенно в районах с искусственным орошением.

      Видимо, погода является главным фактором успеха, однако еще раз следует напомнить, что в последние годы в Индии уделяют внимание применению новых технологий в сельском хозяйстве, развитию орошения, а также материальному стимулированию крестьян.
     «КВ» уже писали о повышении минимальных закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию с тем, чтобы производитель мог заработать в полтора раза больше, чем он затратил на производство.
     С этой целью государством были выделены значительные средства, также, как и средства на предоставление займов крестьянам.

      А провозглашённая цель правительства – сделать так, чтобы к 75-й годовщине независимости Индии в 2022 году доходы крестьян удвоились. Несколько лет назад была также установлена минимальная гарантированная зарплата для сельскохозяйственных работников.

      Далеко не каждая развивающаяся страна может похвастаться таким достижением.
      Наконец, совсем недавно премьер-министр Нарендра Моди заявил, что разрабатывается новая стратегия аграрного экспорта. В Индии предлагается довести его к 2022 году до 120 млрд долларов в год. Хороший урожай может стать дополнительным стимулом для правительства двигаться в заданном направлении.
      Автор: Николай ХУДЯКОВ,
      "Крестьянские ведомости"
      08.09.18


Еврейский колхоз в пустыне. Почему весь мир завален израильскими продуктами

      На земле обетованной занялись импортозамещением поневоле — ввиду санкций соседей-арабов, после войны отказавшихся продавать еду новому государству. За считаные годы израильтяне блестяще исправили ситуацию. «Клубнику будешь?
      Она израильская. Скоро персики пойдут.
      Помидоры чувствуешь какие на вкус? Сладкие, местные. И вот ещё попробуй (пододвигает тарелку с разнообразными сырами. — Авт.)
      — козий, моцарелла, гауда. Ну как?» — «Потрясающе».


      РАСТЕНИЕВОДСТВО ИЗРАИЛЬ Писательница Керен Певзнер, живущая в городе Ашкелоне, явно довольна продукцией Земли обетованной. Да и не только она.

      Всего 3,7% населения Израиля заняты производством овощей, фруктов, молока и мяса, однако им удалось не только накормить 8,5 млн человек у себя дома, но и продавать еду за границу, хотя больше 70% израильских земель бесплодны — сплошная пустыня.

     Чего уж там говорить — даже у нас в супермаркетах зимой продаются редиска и сельдерей из Израиля. Обозреватель «АиФ» разбирался: может ли этот успех стать примером для России?

      Пармезан «мини-СССР»

      — Большинство продукции производят кибуцы — маленькие сельскохозяйственные кооперативы, основанные по тому же принципу, что и советские колхозы, — рассказывает израильский агроном Николай Файфман.
      — Когда в начале XX в. началась эмиграция евреев из Европы в Палестину, кибуцы стали единственным способом для переселенцев выжить в чужом месте.
     Человек в деревне не получал зарплату за свой труд, но ему бесплатно полагались от общины дом, трёхразовое питание, мебель, одежда, оплата коммунальных услуг и даже поездки за границу! Настоящий коммунизм.
     Денег на руки не выдавали, детей забирали в интернат.
      Некоторые кибуцники начинали работать хуже — зачем стараться, если условия для всех одинаковые и лодырей будут так же обеспечивать?
     Но с ними все переставали общаться, и оказалось — такой «бойкот» действует.

     Колонисты были спокойны за своё будущее, поэтому трудились с душой, стараясь, чтобы продукты получались качественными и вкусными.
      В XXI в. строгостей коллективизации в кибуцах уже нет — детей воспитывают в семье, платят деньги, но в своё время эти крестьянские «мини-СССР» спасли страну от голодной смерти, когда соседи-арабы запретили импорт любых продуктов в Израиль.

      Нынешний кибуц не похож на государство коммунистов. А ведь когда-то еврейские колхозники-молодожёны обязаны были на общем собрании честно рассказывать товарищам, как прошла их брачная ночь (!). Бывший работник кибуца (в 1996-2016 гг.) Натан Иванишвили говорит, что теперь кибуцник может уйти работать куда угодно: правда, половину зарплаты должен перечислять в кассу родной деревни.
      По прибытии в Израиль Натан занимался выращиванием манго. Ему сразу жёстко объяснили: выращивай, как для себя.
      Это должно быть вкусно, иначе смысла нет — ты же не кроликов будешь кормить, а людей.

      То же самое и с сыром — израильские кооперативы посылали своих фермеров учиться во Францию и Италию делать пармезан, козий сыр и камамбер. Получается лучше оригинала.
     И главное тут — цена. Продукция израильских сыроваров (имеются в виду деликатесы из козьего молока) стоит 1,4 тыс. руб. за 1 кг, а точно такой же сыр на Даниловском рынке в Москве у наших фермеров… 3 тыс. руб.!

      Спасение помидоров

      Только вот минимальная зарплата в России 9489 рэ, а в Израиле (в переводе на наши деньги) 87 тыс.! Как объясняет Иванишвили, государство обеспечивает твёрдые цены на продукцию израильских фермеров. Нельзя завышать, но нельзя и снижать. Тут нет такого, чтобы некие бизнесмены закупили в Египте или Греции персики и продавали их в 5 раз дешевле израильских: предпочтение отдаётся своему производителю.
      Власти активно финансируют научные исследования — в 1973 г. в Израиле вывели специальные помидоры, способные выдерживать длительное хранение.

     Раньше почти половина томатов портилась и уходила на свалку, но сейчас кибуцники полностью продают урожай.
     Поддерживаются и такие вещи, как компьютерная (!) дойка коров или автоматизированный сбор комбайнами фиников, миндаля, яблок. Если какой-то кибуц захочет внедрить у себя абсолютно новую технологию (то же компьютерное доение бурёнок, уборочную технику либо выведение нового сорта черешни), государство оплачивает до 40% её стоимости.
      В Израиле (а это хоть страна и южная по климату, всё же не Африка) выращивают экзотические овощи и фрукты. В кибуцах выводят ананасы, манго, авокадо и даже японскую мушмулу.

      — Кроме кибуцев в Израиле популярны мошавы, — поясняет фермер Вениамин Рабин, в 1990 г. переехавший в республику из Одессы. — Это сельскохозяйственные фирмочки: в отличие от «еврейских колхозов» люди в них могут владеть землёй и передавать её детям по наследству. Государство помогает со сбытом продукции, но с условием — это должно быть качественно.

      Если отдельный мошав захочет нахимичить и поставит гнилые абрикосы — с ним перестанут сотрудничать. Именно мошавы выращивают 85% всей птицы — кур, уток, гусей.
     В фермеры не берут кого попало. Обычно в кибуц подают заявку и становятся кандидатом в «труженики полей» на 3 года: за это время соседи присмотрятся к стилю вашей работы и лишь потом, на собрании (да, словно в КПСС), примут в члены кибуца.
      Даже гастарбайтеров для сбора клубники нанимают строго определённых национальностей — сугубо филиппинцев и таиландцев: выходцы из этих стран славятся своей добросовестностью.

      Фермеры из болот

      Качество продуктов превосходное. Израильская клубника даже зимой (а в декабре — январе на Земле обетованной иногда выпадает снег и средняя температура держится +7°С — не русские морозы, но и не курорт) пахнет замечательно в отличие от «пластиковых» ягод из ЕС.
     Сперва в Палестине, куда переселялись кибуцники, вообще отсутствовали пахотные земли: только болота с малярийными комарами плюс жаркая пустыня.
      В Палестину ехали еврейская интеллигенция и ремесленники, но вскоре выяснилось: они просто не умеют выращивать помидоры и яблоки, так как никогда этим не занимались.

     Пришлось учиться на ходу. Всюду в Израиле посадили зелень, поля начали орошать водой (морской, искусственно опреснённой), а у болот посадили вывезенные из Австралии эвкалипты — эти деревья осушили все топи.
     Теперь один израильский фермер кормит 98 человек, а российский — только 18.

      Израильтяне могли бы производить ещё больше (!) продукции, но тогда её станет некуда девать. Страна обеспечивается собственной едой на 95%, приходится докупать за границей лишь говядину, пшеницу, сахар и кофе.

      Понятно, что колхозы уже не возродить, да и при СССР они успеха не имели.
      Однако пример Израиля может послужить образцом ухода от импортной зависимости для России. Ладно ананасы с манго, но привозить на наши рынки иностранные яблоки и помидоры — позор, честное слово.
      Фермеры-одиночки Россию не накормят.
      израильский случай показывает: лучше помочь с организацией нацеленных на производство еды кооперативных «групп» — пусть сначала и при участии гастарбайтеров.
      Государству не следует жалеть денег на сельское хозяйство, внедряя новые технологии на российских полях и огородах.

      Пока же отечественные производители зачастую делают еду среднего качества, не думая о потребителе, а это глупо. Как видно по Израилю — вкусное покупают лучше.
      Георгий Зотов
      isroe.co.il
      13/09/18


Статьи о продовольствии стран Азии и Африки

Сделано в ORBI Яндекс.Метрика        Handmade site 2017           +7 (495) 720-1652     orbi.project@ya.ru